В отличие от депутатов они не людоеды

В отличие от депутатов они не людоеды

29 января 2014 19:08 / Расследование

Канал «Дождь» провел опрос: «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?» Телевизионщики вскоре усомнились в необходимости такого опроса в канун 70-летия со дня снятия блокады, сняли его и публично извинились. Не тут-то было. Возмутились Государственная дума, «Молодая гвардия «Единой России» и какие-то господа, владеющие кабельными сетями. Люди все разные, но — московские. Вопросом — не владеют.

Даже в истории такой жестокой войны, как Вторая мировая, существовала практика объявления городов открытыми — противники негласно договаривались: выдающиеся по культурному значению столицы — не поле для сражений. Открытыми городами объявлялись Париж и Рим. Город можно было сдать без боя — как Киев, Минск, Ригу. В Ленинграде были те (и их, по данным НКВД, каждый день становилось все больше), кто мечтал таким образом спасти своих близких и себя. Но выхода для Ленинграда не было. Коммунисты готовы были сражаться за каждый дом, а нацисты не собирались сохранять ни город, ни его жителей. Уже 8 июля 1941 года Гитлер приказывает — «Сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов». В августе взрывы в Киеве, Харькове, Одессе, организованные советскими диверсантами, показали вермахту: входить в нашпигованные взрывчаткой советские города смертельно опасно.

7 октября 1941 года генерал Йодль приказывает: «Капитуляция Ленинграда не должна быть принята даже в том случае, если она была бы предложена противником. Ни один немецкий солдат не должен вступить в город. Кто покинет город через фронт, должен быть отогнан назад огнем. Недопустимо рисковать жизнью немецкого солдата для спасения русских городов от огня, точно так же как нельзя кормить их население за счет германской родины. Эта воля фюрера должна быть доведена до сведения всех командиров».

Ленинград следовало очистить от людей, ограбить и взорвать. Он должен был исчезнуть с географических карт. Мечты многих о том, чтобы тотальный ужас медленной голодной смерти заменился хотя бы приходом немцев, были абсолютно тщетны. Гитлер не собирался кормить горожан: в оккупированном немцами Царском Селе смертность от голода была такая же, как в Ленинграде.

Да, многие горожане мечтали о немецкой оккупации. Они считали — это единственный способ спастись. Судя по сводкам НКВД, люди говорили: «...Рабочим крупных заводов нужно взять в руки оружие и свергнуть советское правительство, чтобы оно не мучило народ. Ленинград все равно нам не удержать. Немцы ничего плохого нам не сделают. Мы их должны благодарить за то, что они нас освобождают. За 23 года большевики не сумели подготовиться к войне и ничего не сделали для народа». Или: «...Немцы все равно возьмут Ленинград. Пусть при немцах и хуже не будет, но только чтобы не было возврата к прежнему, а его, конечно, не будет. Не хозяйничать больше евреям».

Как считает крупнейший историк блокады Никита Ломагин, в ноябре 1941 года попытка антисоветского восстания и прорыва фронта, чтобы дать немцам войти, была реальной.

Но немцы скрутили ленинградцев Царем-Голодом. К декабрю потенциальные бунтовщики думали только о ближних и пайке. Ленинград в 1941 году никто не хотел брать. Как в романе Альберта Камю «Чума», люди старались оставаться человеческими существами даже в аду.

Преступление Сталина и Жданова: позднее начало эвакуации. Ледовая дорога до конца января работала не на вывоз людей, а на эвакуацию оборудования и военной продукции. По иронии судьбы больше всего повезло высылаемым из города немцам и финнам: уже в начале блокады почти 60 тысяч человек вывезли из города и выслали в Коми и Архангельскую область. Когда же началась массовая эвакуация, с 22 января по 15 апреля из Ленинграда удалось переправить 554 186 чел: больше 50 тысяч за неделю. Если бы эвакуация началась в конце ноября, спасли бы от голодной смерти еще полмиллиона горожан. Не случилось, везли станки и оборудование.

Кстати, вопрос «Дождя», наделавший столько шума, впервые открыто задал великий Виктор Астафьев: «Стоило ли сдать Ленинград, чтобы спасти город и его жителей от голода и холода?»

Нет, не стоило. Гитлер в этом случае был бы много хуже Сталина. Ленинградцев хотел полностью уморить голодом, город ему был не нужен. Журналисты «Дождя» совершили ошибку. Они вообще не очень культурные ребята, по моим наблюдениям. Дети из хороших московских семей. Светские, пошлые. Но не людоеды. В отличие от депутатов Думы.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close