Хорошо, что Мурка не дожила

3 февраля 2014 10:11 / Колонка редактора

Ведь кошки, как известно, валидол не пьют.

Моя  бабка Лена  была глуховата, заполошна  и,  когда я родилась, прислала из Сочи телеграмму – «Поздравляю с ценным приобретением». Я ее помню уже совсем старенькой:  она огорчалась  от того, что ее ни в грош не ставил наш вредный пес Карик. Однажды я увидела, как она выговаривала Карику, что тот разгрыз ее вставную челюсть,  и с детской  бесцеремонностью спросила: «А ты в молодости тоже из-за всякой чепухи расстраивалась?». Бабушка неожиданно заплакала и я, испугавшись, убежала в другую комнату.
 
Мне она никогда не казалась героиней. Она была самой обыкновенной бабушкой, у которой постоянно убегало молоко и от которой, если сильно поканючить, можно было добиться чего угодно. Однажды, наслушавшись  в школе на очередном уроке мужества про подвиг ленинградцев, я пришла домой и попросила рассказать про  блокаду.  Бабка долго на меня смотрела, а потом взяла с полки томик Конан Дойля и уткнулась в книгу. Мне стало обидно,  и я не придала значения тому, что  она долго шарила по карманам халата в поисках носового платка. Про носовой платок я вспомнила много лет спустя, но бабка Лена к тому времени уже умерла.
 
Она ни разу,  ни словом ни обмолвилась, как жила в блокаду. Однажды среди старых фотографий я увидела снимок, на котором бабушка чесала  за ухом незнакомую мне кошку. На вопрос,  что это за кошка, получила ответ: «Это Мурка, моя соседка во время войны». Окольными путями, у соседей по  коммуналке,  я узнала, что к декабрю 41-го года в 12 комнатах огромной (почти 500 кв.м.) квартиры, осталась только моя бабка. Как-то вечером, у подъезда, она увидела тощую кошку, которая сидела, как заяц – столбиком.  Почему  Мурку не съели – неизвестно. Но бабушка забрала ее к себе и всю войну  они спали в обнимку,  согревая друг друга. 
 
Вот, собственно, и все, что я знаю о бабушкиной блокаде.  Поэтому весь этот январь я  с завистью читала истории, в которых  друзья по фэйсбуку рассказывали о своих родных и близких. И все время думала,  как бы мне чуть - чуть  «припафосить»  Мурку, чтобы и она стала похожа на ветерана. Но если Мурка   хоть как-то поддавалась гламуризации (после войны она  себя зауважала  и ела только из блюдечка английского фарфора), то из бабушки красивой легенды не получалось никак. 
 
А потом мне вдруг расхотелось говорить  и о Мурке, и о бабушке, и о моей маме, которая до апреля 42-го года исправно получала письма с фронта от папы Леши (моего деда), а после – не получала больше никогда. Расхотелось, потому что внезапно изменилась интонация - будто гнилью потянуло. И дело не только в  злополучном опросе «Дождя» и скандале, который разразился после него, а в том, что давно отвоевавшие свое старики  стали орудием в новой, непонятной им  войне. Их память и боль  тянут на себя как рваное одеяло. И при этом все ужасно кричат. Кому-то  факт, что дед его погиб на Невском пятачке, дал право обозвать  оппонента предателем и фашистом. Всплыло, позвякивая, как мешок костей, уже почти родное  слово «кощунники».  В окопе противника тоже  не заржавело – оттуда  полетела граната: а вы, суки, хотели нас на абажуры извести. В ответ посыпались духовные скрепы. И понеслось. Не до стариков уже. Разошлись так,  что начали бить по своим. На робкое признание, что, дескать,  вопрос «Дождя» заставил меня многое прочитать и узнать, лупили наотмашь: ах ты дрянь такая, раньше прочитать не удосужился, святого дня ждал? 
 
Уроните на меня скрепу, но в какой-то момент это стало напоминать фильмы Тарантино. Музыка гремит, все орут, палят без разбору, кровищи -   будто банка с томатным соком взорвалась. Руки  там вдрызг,  ноги. И никому не больно. Кроме стариков, которым балаган этот непонятен, кто белые, кто  красные уже не важно, а важна только таблетка валидола под язык. Срочно.  Им еще невдомек, что через пару дней начнется олимпиада и о них все забудут.
 
Хорошо, что Мурка не дожила до всего этого кошмара.  Кошки ведь, как известно, валидол не едят.


vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close